Рационально-психологические идеи в книгах Карлоса Кастанеды (Часть 1: воин, его борьба и отрешенность)

В 1968 г. Карлос Кастанеда (1925-1998) опубликовал первую книгу («Учение дона Хуана») из своего знаменитого 12-ти томного цикла. В основе сюжета лежит история общения со старым мудрым индейцем доном Хуаном Матусом. Дон Хуан рассказывает о необычных жизненных принципах, а также комментирует их на различных примерах.

идеи Карлоса Кастанеды

Книги Кастанеды сильно повлияли и продолжают влиять на нашу культуру. Это настоящий кладезь множества интересных и полезных идей, которые могут пригодиться и в поиске способов саморазвития, и в решении проблем повседневной жизни.

Сразу оговоримся, что речь не будет идти о мистике («видение энергии», «двойники», «союзники», «Орел»). Произведения Кастанеды вполне можно и нужно изучать как огромный набор самой разной информации, в том числе практически полезной. Итак, мистические представления по возможности не затрагиваем, а вот идеи и образы, которые можно трактовать в рационально-психологическом ключе, давайте рассмотрим.

Среди них: образ воина, чувство собственной важности, индульгирование, отрешенность.

Образ воина — это объединяющая, смыслоообразующая идея книг Кастанеды. Воин — человек, живущий согласно принципам учения дона Хуана. Подчеркивается, что воин воюет не с внешними врагами, а с внутренними. Вместо того, чтобы увязать в конфликтах с обществом, с другими людьми, следует сосредоточиться на войне со своими собственными слабостями, недостатками. Борьба с индульгированием, избыточным внутренним диалогом, чувством собственной важности не быстрая, она может растянуться на очень долгое время. В новых жизненных ситуациях казалось бы побежденные недостатки снова могут проявить себя, пусть и в  новой форме. Но воин настроен бороться до конца, пока жив, пока «смерть не коснулась его».

«Бесполезно пребывать в печали и ныть, чувствуя себя вправе этим заниматься, и верить, что кто-то другой что-то делает с нами. Никто ничего не делает ни с кем, и особенно — с воином» (3-я книга, «Путешествие в Икстлан»).

Смысл образа воина можно лучше понять, сопоставив его с идеями психологов Джулиана Роттера, Виктора Франкла и Абрахама Маслоу. Роттер известен теорией локуса контроля, в основе которой лежит то, что люди по-разному трактуют причины происходящих событий. Одни делают акцент, выделяют внутренние причины — то, что зависит от них самих, усматривают в событиях прежде всего свою личную роль. «Я поскользнулся, потому что был невнимателен», «пуговица оторвалась потому, что я забыл ее лучше пришить» — примеры интернального локуса контроля. И наоборот, акцент на внешних факторах и недооценка своих личных действий означает, что у человека экстернальный локус контроля («я поскользнулся, потому что дорога скользкая», «пуговица оторвалась, потому что мне не везет»). Чтобы образ воина «подействовал» на сознание и поведение человека, необходимо принятие «интернальных» убеждений и отказ от «экстернальных». Экстерналы готовы тратить всю жизнь на обвинения, осуждение, сожаления, поскольку верят в то, что их жизнь зависит прежде всего от окружающих. Но если человек согласенверить прежде всего в себя, он сосредоточится на развитии своих способностей и на борьбе с тем, что мешает ему укрепить силы.

Виктор Франкл известен как основатель логотерапии — психологической системы, в основе которой лежит идея смысла. Человек, который умеет находить смысл жизни в самых разных ситуациях (сам Франкл сумел выжить в условиях концлагерей, несколько лет находясь на грани смерти), сохранит сильную жизненную мотивацию и душевное здоровье. И наоборот, потеря смысла всегда оборачивается чувством отчаяния, безысходности, потерей воли к жизни. Идея воина претендует как раз на такую воодушевляющую, смысловую роль.

Американский психолог А. Маслоу прославился как создатель «пирамиды потребностей» — иерархической модели ценностей человека. Помимо физиологических потребностей (в жилье, пище, одежде), социально-психологических (общение, карьера, статус) и эстетических, есть и другая, самая главная, без которой даже имея все остальное, человек будет ощущать себя несчастным. Это потребность в самоактуализации, в проявлении своего внутреннего потенциала, в саморазвитии. Лишь развив свои способности, человек способен ощутить душевное удовлетворение и комфорт. А для этого следует знать своих внутренних врагов и ориентироваться на то, чего можно достичь, идя по пути воина.

Индульгирование (от лат. indulgeo — «терпеть, позволять») — потакание собственным слабостям, недостаткам. Здесь подчеркивается: мы вольны потакать или не потакать своим внутренним «врагам». Если мы опять позавидовали, пожадничали, потратили время попусту — значит сделали такой выбор, выбрали поддаться. Пусть в глубине души, но каждый человек всегда знает, когда ошибается, когда сам себе ставит палки в колеса, создавая ненужные ограничения.

Индульгирование тесно связано с защитными механизмами, которым отводится большая роль в психоанализе (учении Фрейда). У каждого человека есть свои способы защиты от неприятной информации, которые он предпочитает применять. Например, вымещение — когда люди выплескивают накопившуюся злость на удобный объект (животных, детей), хотя причина появления злости заключается в другом (начальник на работе, ссора, болезнь и т.д.). Или вытеснение — когда человек «выдавливает» неприятные впечатления, мысли, эмоции в свое подсознание, стараясь забыть о них. Или регрессия — возвращение к детским моделям поведения, когда взрослый человек начинает ныть, капризничать с целью поманипулировать окружающими. Выявлено и исследовано довольно много защитных механизмов (несколько десятков), и все они основаны на нежелании адекватно воспринять ситуацию, на попытке самообмана. Соответственно, осознание своих личных защитных механизмов — одна из основных составляющих саморазвития.

Идея индульгирования подразумевает выбор: когда мы действуем во вред себе, делаем глупости, то тем самым даем себе «индульгенцию», разрешение, моральную лицензию на эти глупости. Индульгирование — это потакание чувству собственной важности, которое является источником внутренних и внешних конфликтов.

Жалость к себе, основанная на чувстве собственной важности, — еще один очень мощный фактор разбазаривания жизненной силы человека. Чрезмерно сожалея о прошлых ошибках или завидуя другим, можно потратить очень много времени и сил. Кроме того, это сильно мешает адекватности восприятия — ведь зацикленный на бесплодных сожалениях человек просто не способен увидеть многие полезные варианты, окружающие его. Избавление чувства жалости к себе означает, что выработана безжалостность, одна из форм отрешенности.

Чувство собственной важности — упрощенно говоря, это завышенная самооценка. Стремление всегда поддерживать свой высокий статус в глазах окружающих побуждает тратить массу сил и времени. А эти ресурсы можно было бы потратить на саморазвитие, на полезные дела, на достижение действительно важных целей. «Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим» (2-я книга, «Отдельная реальность»).

Чувство собственной важности сильно ограничивает человека, мешает раскрыть свой потенциал. Интересно, что и во многих религиях осуждается завышение самооценки, например, в христианстве «гордыня — первый грех».

В системе Альфреда Адлера самооценке также придается большое значение. Адлер считал, что у каждого человека есть врожденное бессознательное стремление к превосходству. Но оно наталкивается на ограничения общества, в результате чего возникает чувство неполноценности и желание компенсации. В результате люди тратят массу времени и сил, добиваясь славы, денег, власти. В негативном сценарии это приводит к тому, что человек становится тираном, агрессором, в его характере формируются подозрительность, жестокость и мстительность. Позитивный исход — когда компенсация выражается в деятельности на благо общества.

У Кастанеды акценты расставлены несколько иначе. Для него чувство собственной важности — в любом случае «канал утечки», фактор растраты личной силы человека, независимо от того, причиняют его действия вред другим людям, или приносят пользу..

Отрешенность — умение нейтрально, безразлично относиться к чему-либо. Вместо энергозатратного эмоционирования (чрезмерной, головокружительной радости или сильного гнева, страха) возможно научиться воспринимать происходящее спокойно, с «нулевыми» эмоциями.

Отрешенное восприятие жизни — способ избежать многих проблем и при этом сберечь ресурсы для решения по-настоящему важных жизненных задач (укрепление физического здоровья, долголетие). «Воин приходит в мир для того, чтобы учиться и в результате тренировки стать отрешенным наблюдателем, постичь тайну нашего бытия и насладиться торжеством знания нашей истинной природы» (7-я книга, «Огонь изнутри»).

Отрешенность позволяет достичь состояния безупречности — когда человек не может «упрекнуть себя» в индульгировании, жалости к себе, самовозвеличивании.

Отрешенность дает свободу от защитных механизмов, человек перестает использовать вымещение, вытеснение, проекцию и другие бессознательные установки.

Интересно отметить, что к развитию данного качества призывали и древнегреческие философы (Аристотель, Эпикур, стоики) — они подчеркивали, что бесстрастие, невозмутимость (атараксия) лежит в основе спокойной счастливой жизни. Кроме того, отрешенно-безмятежное состояние ума, достигаемое в процессе медитации, является одной из основ буддизма, даосизма и ряда других восточных учений.

источник http://psyfactor.org/lib/kastaneda-1.htm

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “Рационально-психологические идеи в книгах Карлоса Кастанеды (Часть 1: воин, его борьба и отрешенность)”

  1. Сергей.:

    Никого научить не хочу
    я сухой правоте безразличной,
    ибо собственный разум точу
    на хронической глупости личной.
    И.Губерман.

Оставить комментарий