Стареющие родственники. Понять драму сбитого летчика

Стареющие <a href='https://econet.ru/articles/tagged?tag=%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8' target='_blank'>родственники</a>. Понять драму сбитого летчика

Приходит время, когда близкие люди становятся старыми, больными, немощными, жалкими, нуждающимися в постоянном присмотре и уходе. Старость близких родственников бросает вызов всему привычному укладу жизни, требует изменить привычки, поступиться в амбициях и планах, пересмотреть свои взгляды на жизнь, задавать вопросы и порой находить ответы только тогда, когда все закончится.

В изменившихся условиях, когда старшие члены семьи перестают играть в ней прежнюю роль, становятся беспомощными и нуждаются в повышенном внимании, возрастает роль психологической пластичности и гибкости всех членов семьи.   

Это время способно выкристаллизовать все проблемы и нерешенные задачи прежних времен. В одних семьях это время рассматривается как сведение счетов, выплата долгов, в других – это шанс к примирению, к еще более теплому и искреннему общению.

Последние годы жизни переживаются людьми по-разному. Одни старые люди отмечают, что снижение социальной активности помогло им глубже понять себя и реально ощутить слова «Христос во мне». Другие старые люди отчаянно цепляются за жизнь, которая медленно уходит от них.

Конечно, все стареют не одинаково. Кроме этого, скорее всего, существуют «женский» и «мужской» тип старения. Существенным оказывается и пол родителей и их детей. Мать и отец в жизни человека играют не одну и ту же роль. Полоролевая составляющая влияет на характер  взаимодействия стариков и их детей.

Например, мужчины, которые имели много власти, были непогрешимым авторитетом в семье, занимали высокое служебное положение, воплощающие классический «патриархат» могут проявлять больше мягкости по отношению к дочерям и быть более тираничными в отношении своих сыновей.

В поздние годы жизни потребность во власти пробуждается в них с новой силой. Не утратит ли он свою власть?

Он все еще владелец бакалейной лавки?

Сын таким старым отцом воспринимается как соперник, захватчик. Старик может составить уничижительное мнение о своем сыне и убедить себя в том, что у него нет достойного наследника. Такие мужчины стремятся к тому, чтобы контролировать свои активы даже из-под могильной плиты.

Женщина, слишком привязанная к своему телу и внешности, может более резко реагировать на излучающую красоту и сексуальность дочь, при этом быть более «милой» с сыном.

Существенен также характер отношений между вашими стареющими родственниками. Отношения между вашими родителями могут быть как хорошие, так и плохие, вопрос, скорее в том, что они друг для друга значат. Если они слишком вовлечены друг в друга, им не того, чтобы вас привлекать.

Иногда дети таких родителей могут лишь наблюдать со стороны, как стареют их родители. Одна моя клиентка говорила о том, что когда родители состарились, ей не осталось места в их жизни. Приезжая к ним по выходным, она чувствовала свою ненужность. Это было непривычно, так как ранее она никогда не чувствовала себя «третьим лишним».

Даже при самых благоприятных обстоятельствах, старение близкого человека способно вывести из равновесия. Сложно предсказать, кто окажется более стойким. Тот, кто всегда умел справляться с невзгодами, или тот, кто по жизни брел, падал, от кого и в пятьдесят лет еще «пахнет детской». Иногда встреча с кризисом стареющих родственников способна разбудить спящие силы у самых слабых и загнать в тупик тех, кто никогда ранее в него не попадал.  

То, как стареющий встречает вызовы старости, влияет на восприятие тех, кто находится с ним рядом. Но даже если старики относительно здоровы, ясномыслящи и непривередливы, родственникам нелегко.

Нелегко от осознания того, что родной, может быть самый близкий человек, стремительно мчится к последней своей встрече – встрече со смертью. Страшно от понимания того, что более тебя никто не прикрывает и уже сейчас пора готовится самому с этой неизбежной встречей. Мучительно от того, что чаще всего невозможно по-настоящему разделить переживания родного человека.

Одним из самых, пожалуй, важных условий для сохранения прочных отношений между стареющими родителями и детьми, является психологическая подвижность родителей, которые должны прийти к понимаю того, что необходимо отказаться от ощущения всемогущества и влияния на детей.

Это время, когда прежняя иерархия в отношениях переворачивается: стареющие родители начинают зависеть от своих детей. Многим старикам это не под силу, они упорствуют в отстаивании своего могущества и продолжают требовать повиновения.

Когда человек, не способный к элементарному уходу за собой, стремится поучать – это раздражает. В таких случаях возможности для маневрирования слишком ограничены: лучшее, что можно сделать – относится к этому с юмором, в худшем – эмоционально дистанцироваться или вовсе убежать.

Несколько вариантов столкновение со старостью 

В некоторых случаях дети таких родителей застывают в состоянии маленького ребенка (статус-кво), чтобы иметь возможность продолжать отношения с родителями. В некоторых семьях дети, связанные цепями долгов, эти долги возвращают. Обычно в таких семьях с самого рождения ребенок приучается к мысли, что он «должен» своим родителям, причем часто этот долг неоплатный. Психология «должника» не дает возможности осуществлять свободный выбор и, собственно, творить этот выбор. Все давно определено: «Они мне в детстве все, а теперь я им». В противном случае чувство вины не даст спокойно жить.

Многим из нас было бы легче жить, если бы люди, дающие жизнь человеческому существу, относились к этому существу как к жизни отдельной, самостоятельной и свободной. Но многие родители всю жизнь только и стараются все обустроить так, чтобы их ребенок в каждую секунду своей жизни не чувствовал себя свободным от довлеющего долга перед родителями. Такие родители обрекают и себя, и своих детей вращаться в атмосфере банковских отношений. Родители-кредиторы растят детей – невольных заемщиков.

Судьба такого ребенка – либо тщательно отдавать долги, либо нести криминальное наказание в клетке из чувства вины. Но долг может быть и неоплатным, тогда как от чувства вины никуда не скрыться.

В некоторых семьях действует принцип справедливости, основанный на том, что если родители не заботились о своих детях (или делали это небрежно), то и дети свободны от заботы о своих родителях. Такая ситуация имеет свои варианты: в одном из них все участники согласны с принципом справедливости равных вкладов, в других – родители считают, что их дети им все же обязаны.

В некоторых случаях дети рассматривают старение родителей как возможность мести: «Теперь на собственной шкуре почувствуешь, каково быть слабее».

Существуют семьи, в которых на протяжении многих лет между родственниками были конфликты, непонимание, взаимные обиды и недосказанность. Встреча со старостью способна как усилить длительный конфликт, вывести его на новый уровень интенсивности, так и смягчить его и даже полностью устранить. Некоторые дети стареющих родителей внезапно понимают всю ничтожность конфликтов и своих обид, способны подняться над ними. Старость становится объединяющим семью фактором.  

В семьях, где конфликты всегда решались без ущерба для каждого из его участников, уважение и забота были непременными попутчиками всех семейных кризисов, старение родственников способно еще сильнее сплотить семью.

Таким образом, можно говорить, что столкновение со старостью имеет несколько вариантов встречи с нею:

  • столкновение со старостью и страх;
  • столкновение со старостью и выплата долгов, или соблюдение принципа равных вкладов;
  • столкновение со старостью и любовь.

Все это очень приблизительно, вариантов и их оттенков в жизни множество. Кроме того, все это может переплетаться, создавая новые формы переживания.

На плечи родственников взваливается тяжелая, для некоторых непосильная ноша. Старость и все ее спутники – это не красота, не прелесть, не легкость, а часто ужас, боль и отчаяние.Быть рядом со стареющим родственником – это наблюдать за жестоким неумолимым монологом родного человека со смертью, за его упадком сил, за его дезориентацией, его нарастающей глупостью, иногда жестокостью.

Старость часто «некрасива» – глупа, банально нравоучительна, безжалостно категорична, эгоистична, надменна. А еще она часто «плохо пахнет». А что самое ужасное – надменность сочетается с этим дурным запахом, и старик этого не замечает. И все это нужно каким-то образом вынести, как-то решить, что-то предпринимать.

 

Любовь – основа того, чтобы этот период протекал менее болезненно. Но, даже если побеждает любовь, драма неизбежна. Так, в  фильме М. Ханеке с одноименным названием «Любовь» показано, что происходит с человеком, который видит страдания любимого, когда «любовь как чувство может быть не меньшим насилием, чем что-то ещё».

Стареющие родственники. Понять драму сбитого летчика

Стареющие родственники. Понять драму сбитого летчика

Как бы ни были мы оптимистичны, стоит признать, что старость – это время потерь. Потерь волос, зубов, зрения, друзей, возможностей, перспектив и влияний. Иногда рассудка, иногда всякой морали.

Природа мудра. Она все предусмотрела. Потери старости приближают человека к моменту его полного расслабления. Привязанностей к жизни с каждой потерей все меньше и меньше. Так легче уходить. Легче избавиться от привязанностей, привязанности отбирает старость.

- Бабушка, можно я заберу твои бигуди. Я буду накручивать подружкам волосы.

- Они мне ни к чему, мои три волосины в них больше не нуждаются. Забирай.

Всё временно: и зубы, и волосы, и силы, и амбиции, и влияние. Всё. И все. Теряя безвозвратно образ себя по частям, легче встречать самое важное событие в жизни – смерть. Для встречи со смертью не нужны ни волосы, ни зубы, ни влияние, ни сберегательный счет.

Иногда мы склонны говорить, что старость – это невообразимое свинство природы. Тогда почему наше сердце бывает разбитым, если из жизни уходит человек средних лет полный сил? И мы легче прощаемся с теми, кто прожил полную жизнь и умер в глубокой старости?

Нам требуется мудрость и мужество постигать природу. Постигать, уважать и благоговеть.

Любить природу. Что это значит? Любить зеленые лужайки, весеннее пение птиц, дубовые рощи? Любить розовощеких, аукающих карапузов, пахнущих молоком? Так легко любить эту красивую сторону природы. Не нужно ни мужества, ни мудрости. Перед такими зрелищами легко благоговеть. Истинное же благоговение – в доверии. В доверии ко всему замыслу природы. И к такому «некрасивому» ее «пассажу» как старость.

Старость – время больших перемен, без перемен в жизни старика. Перемены захватывают всю семью. Чем больше вы узнаете о природе старости, тем легче вам принять вызовы, которые она обязательно бросит.

Итак, что характерно старости. Зная эти характеристики психики стариков, возможно, вы с большим пониманием будете относиться к изменениям в их характере.

Стареющие родственники. Понять драму сбитого летчика

Своеобразные отношения со временем.

Перспективы у стариков практически нет. Если говорить о глубоких стариках, то ее нет вообще. Время старика – «здесь и сейчас»: «Помыл посуду, и, слава Богу». «Завтра» для одних стариков – роскошь, для других – наказание. Если у них и есть планы на будущее, они всегда с осторожной оговоркой: «если жив буду то…».

Кроме этого, в настоящем старика активно присутствует прошлое. Дорогое, живое прошлое. Прошлого так много в сегодняшнем дне старика, опять-таки, потому что в нем практически отсутствует будущее.

Старику очень сложно переключаться на что-то новое. Тяжело переходить к новой теме в разговоре. Ему важно высказать все, что волнует его в настоящем.

Желание снова почувствовать себя молодым и полным сил.

Я уже сказала, что прошлое активно участвует в настоящем старика. Участвует оно посредством рассказов о нем. Некоторых родственников эти разговоры раздражают. Но следует понять, что во время этих рассказов человек снова чувствует себя молодым, красивым, ловким.

Он обманывает время. Хоть на несколько минут снова чувствует себя полным жизненности. Слабый старик снова становится сильным. Переживает свои успехи, мысленно встречается со старыми друзьями.

Воспоминания о периоде жизни, когда все было о’к, – основной источник позитивных эмоций в старости. Самооценка беспомощного старика во время рассказов о прошлом резко возрастает. Мы можем это заметить по вдруг выпрямленной осанке, блеске в глазах, энергичных движениях рук, «ожившей» мимике. Воспоминания буквально «оживили» старика.

Иногда мы чувствуем, что старик что-то тут приукрашает. Это придает ему силы и поднимает самооценку. Сам он совершенно не чувствует, что его рассказ немного нереален. Он верит в его реальность. Сила творческого воображения доказана. Осуществляя реконструкцию своих воспоминаний, подавая их под «вкусным соусом» старик изгоняет апатию, вселяет в себя бодрость и оптимизм. А не этого ли мы хотим для наших близких? Слушайте! И слушайте с удовольствием! Вовлекайтесь в эту игру. Восхищайтесь. Этим вы помогаете и поддерживаете вашего близкого. 

Вы можете возразить: «Но ведь он совершенно не обращает внимания на мое время. Ведь у меня то будущее еще есть. А его заносит в воспоминания». Если времени совершенно нет, и вы не можете выслушать старика сейчас. Это, конечно, способно вызвать обиду у старика. Но вас быстро простят, если вы пообещаете обязательно вернуться к этому разговору, так как вам не терпится узнать, что же было дальше. И действительно сделаете это. Не нужно ждать инициативы от старика. Будьте уверены, при всей слабости памяти ваше обещание он помнит. Напомните старику о разговоре, когда время вам позволит. Превратитесь в слух. Слушайте, что он говорит. И зачем.

Он рассказывает, как он был отважен? Восхититесь, удивитесь смелости. Он рассказывает, как был глуп? Аплодируйте его опыту, способному оценить глупость. Он вспоминает о чем-то трагичном? Не блокируйте переживания. Если он считает, что то, что с ним произошло, ужасно, не стремитесь конструировать его переживания. Следует признать: «Да, это ужасно».

Утрата гибкости.

Старость – это время закостенелости. Ни тело, ни образ мыслей, ни чувства старика совсем не соотносятся с пластикой и движением. Старик застывает в шаблоне, рамке. Переориентация, пересмотр, изменение – редкие спутники в старости. Напротив, мы видим жесткость, оцепенелость и схематичность.

Старческая стереотипность – обычное явление. Стереотипность старика позволяет ему экономить собственные силы. Иногда даже молодым сложно преодолеть какой-то стереотип. Преодоление стереотипа – это попытка увидеть вещи заново. Но у старика нет на это сил и, опять-таки, мыслительной подвижности. Для старика это энергозатратно и часто обречено на провал. Система стереотипов служит ядром личной традиции стариков.

Смысл в том, что система стереотипов обеспечивает старику упорядоченную, более или менее понятную картину мира.  В этой системе удобно разместились привычки стариков, их вкусы, способности, взгляды на правду и ложь. Старики чувствуют себя в мире стереотипов как дома, они – его составная часть. Поэтому не удивляйтесь, что любая попытка изменить стереотип воспринимается стариком как атака на основы мироздания.

Требовать от старика пересмотра основ его мироздания, иногда так же жестоко, как если бы мы потребовали от него ходить «летящей походкой».

Если вы видите, что старик плотно засел в засаде своих предрассудков, не старайтесь его оттуда вытащить. Любому из нас нужна система ориентаций. Наш возраст позволяет нам что-то в ней менять и оставаться в своем уме. У старика таких возможностей нет. Не важно, истинна или ложна система ориентаций. Важно, что без нее старик сойдет с ума.

Не стоит также стараться «осовременить» старика. Если он настойчив в некотором способе выполнения чего-либо, что, на ваш взгляд, давно уже «отжило», следует понять, что упрямство старика связано с тем, что отстаивая это, он отстаивает себя, свою идентичность, свое право быть. Кроме этого, мы можем и не подозревать, какие еще «веские» причины заставляют старика упрямиться.

- Мама, ну зачем мы подарили тебе пылесос?!

- Я не знаю. Вы подарили.

- Зачем мести пол веником, поднимать пыль, потом ее вытирать? Тебе своих сил не жалко?

- Я всю жизнь мела пол веником. И вытирала пыль. И всех вас вырастила, и пылинки с вас сдувала без пылесоса. А за вашим пылесосом мне не слышен звонок в дверь. А если придут снимать показания счетчика? А я не открою. Решат, что я не хочу открывать. Не хватало еще, чтобы из-за вашего пылесоса меня заподозрили в том, что я со счетчиком что-то сделала.

У человека репутация под угрозой.

Мои года – мое богатство.

Опыт – это то, что принято ценить, уважать, на что можно положиться. Это – правда. Но есть другая правда. Правда нашей современной жизни.

Молодость и зрелость наших близких проходила в совершенно иных условиях. Их опыт никому не нужен. Чаще всего мы никак не можем его применить в современном мире. Старики же носятся с ним, всем его предлагают, иногда гневно настаивают на его использовании молодежью. Но это «богатство» иногда с неприкрытым презрением отвергается молодыми. Адаптационные возможности в старости утрачиваются, человеку сложно заново перестраивать свою жизнь, взгляды и ценности; старость коррелирует с консерватизмом.

Старики "блокируют" себя от непрошенной реальности, одержимо возвращаясь к ранее успешным стереотипам адаптации, которые на сегодняшний день неуместны и неадекватны.

Старик упорствует в своих предыдущих программных решениях с догматическим безрассудством. Сталкиваясь с неуспехом прошлых режимов действий, старики часто не сдаются и упорствуют, истерически пытаясь сохранить не вписывающийся в действительность статус-кво.

Старики тоскуют по простому, понятному, где в размеренной социальной жизни их стереотипы были уместны. Вместо адаптации к новому, они «на автомате» продолжают применять старые программы действий, тем самым все больше и больше увеличивая дистанцию с  реальностью и молодым поколением. Невостребованность одной из главных достоинств старости - опыта, порождает проблемы межпоколенческого взаимодействия.

Что чувствует старик? Он чувствует себя совершенно нищим. Не вписывающимся в контекст. Осмеянным и жалким. Рудиментом истории.

Представили? Каково? Будьте терпеливы и непредвзяты. Пускай говорит, пускай делится. Не будьте скупы и жестоки. Признавайте опыт старика. Его это утверждает в жизни. Не дает развиться депрессии и апатии, а если они одолеют старика, поверьте, легче вам не станет.

Причиной многих человеческих страданий является понимание ненужности и неуместности. Переживание неуместности, если оно приобретает хронический характер, порождает желание стать неуместным до конца (сойти с ума, впасть в депрессию, умереть). Не думаю, что именно об этом вы мечтаете.

Наоборот, к попыткам поделиться опытом стоит относиться с уважением и радостью. Это для вас сигнал того, что еще есть маленький старческий смысл. Жажда смысла собственного существования есть. Поддержите ее.

Старики лезут с советами, как это порой возмущает. Но советуя, старик желает быть полезным и значимым. Обесценивание советов старики принимают близко к сердцу. Не обязательно следовать совету, который дает старик. Но и не обязательно его тут же обесценивать.

- Бабушка, ну что ты понимаешь? Когда ты в последний раз была на свадьбе?

- В молодости я была на свадьбах всех подруг, а у меня их было много!

- Бабушка времена изменились! Свадьбы тоже изменились!

- Ой, скорей бы мне уже умереть!

Преувеличение событий и ритуализация жизни.

Жизнь старика не богата на события. Отсюда их склонность «раздувать» всякие мелочи и пустяки до вселенских масштабов.

«Целым делом» может стать штопка носков. Причем иногда, с точки зрения близких, делом странным, доведенным до сакрального действа. Однажды вы можете испытать шок от того, что вам, внезапно прибывшему навестить старика, совсем не рады. И причиной этому является мойка раковины, которую старик готовился осуществить неделю, и вот вы его прервали, и он только и ждет, когда же вы, наконец, уйдете.

Проявляя уважение к разного рода «странным привычкам» старика, вы обеспечите и ему, и себе душевный комфорт. Всякие «мелочи», к которым старик относится как к сокровищу, порой у их детей вызывают непонимание и раздражение.

Представим, что вам все же удалось переубедить старика, и он откажется от своей «странной» привычки и всяких мелочей. Что глобально изменится? Вероятнее всего, что ничего. Тогда зачем тратить столько энергии, ссориться и страдать? Проявите уважение к любимым «мелочам» старика и к его «сверхважным» делам.

То, что для близких – мелочь, для старика – вовсе не мелочь. Представьте, какой мелочью может представляться ваше продвижение по службе человеку, который, быть может, проделал свой «нелепый», с вашей точки зрения, ритуал, в последний раз в жизни.

Лучше оповещать своих старых родственников о своем визите. Договариваясь о встрече, учитывайте планы и распорядок дня старика. Ритуалы старика позволяют сохранять ему душевное равновесие и ощущение контроля над собственной жизнью: «Я еще сам хозяин своей жизни».

Вы можете, возразить: «Но, может, это они, старики, должны под нас подстроиться? Ведь у них времени уйма в отличие от нас. А они так часто заняты всякими мелочами!». Но их деловая суетливость – это признак адаптации: потребность быть по-деловому озабоченным является механизмом, позволяющим избегать страдания, которое в старости вечный спутник.

Эгоизм.

Многие старики становятся эгоистичными. Но это не тот привычный эгоизм, в том смысле, как мы привыкли относиться к этому понятию. Причин тут множество.

Тело старика все время подает неприятные сигналы, настойчиво требует к себе внимания. Вспомните себя, когда вы болели самой простой и безобидной простудой. Много ли вы думали о других? Или мысли были прикованы все же к себе?

Старость – болезнь, которая не проходит. Отсюда такая озабоченность собой. Кроме этого, мир старика сужается. Друзья и родственники умирают. По телевизору несут всякую ересь. Близкие люди сверхзаняты своими хлопотами. Как тут не стать эгоистом?

Эгоизм – один из механизмов, помогающих адаптироваться. Старик сосредоточен на себе, на своих переживаниях, движениях, ощущениях. Одна старушка, которая «вышла из себя», из своей старческой заданности, в радостном порыве резко взмахнула рукой, чтобы помахать своему трехлетнему правнуку, потянула сухожилие, после чего долго мучилась. Вот чем чреват порыв к контакту с другим человеком в этом возрасте.

Двойственность одиночества.

Переживание одиночества в старости неоднозначно. С одной стороны – это тяжелое чувство разрыва с теми, кто окружает, и страх одиночества. С другой – это четкое желание отгородиться от тех, кто окружает, желание защитить свой мир и стабильность от чужеродных вторжений.

- Мама, зачем ты тогда все время ноешь? Зачем зовешь в гости? Чтобы обидеться и сказать уезжайте?

- Так я ж вас как людей ждала! А вы как звери!

- Кто из нас звери?! Кто батоны заворачивает в тряпки?! Тебе твои батоны вместе с тряпками дороже нас!

С этими противоречивыми тенденциями нужно считаться. Вас зовут не для того, чтобы вы все переставили, перекроили, по своему усмотрению обставили. Батоны развернули из тряпок и положили в хлебницу.

Нужно научиться разделить жизнь близкого, принимая его идею, «что батоны в тряпках не черствеют». Побыть с ним, скрасить его одиночество. Батоны и тряпки – не важнее вас. Но для старика (простите ему такую роскошь) все еще важен он сам. И то, что он решил. И его персональный миф о сохранении батонов – важен.

Идеи о притеснении.

Старики часто считают, что близкие с ними не справедливы. Им кажется, что их угнетают и морально, и физически. Основное чувство – обида. Старик считает, что от него хотят избавиться. Не тратьте много сил, доказывая, что старик заблуждается. Просто продолжайте его любить и заботиться.опубликовано econet.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий